Рок-произведения в контексте диалога

Рок и КонтрКультура: рок-произведения, контексте, диалога

Дягилева и Башлачев – наиболее яркие и значимые фигуры русского рока. Башлачев признается рок-критиками и литературоведами самым талантливым и трагичным рок-поэтом (так, его творческий и жизненный путь идентифицируют с семой «поэт» в том классическом понимании этого слова, которое применимо к творчеству А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова и др. ). Творческий и жизненный путь Башлачева – яркое подтверждение того, что одной из основных целей подлинного рок-творчества является трансгрессия как попытка прорыва в высшее бытие. Дягилева – «бабья песня Башлачева», одна из первых представительниц русского т.н. «женского рока» (наряду с западными Дженис Джоплин, Патти Смит, Ниной Хаген и пр., и советскими – Анной Герасимовой (Умкой), Инной Желанной, Настей Полевой и др.), оказавшая значительное влияние на русский пост-панк и рок т.н. «позднего периода» – конца 80-х. Обращение к творчеству Константина Кинчева (гр. «Алиса») обусловлено амбивалентностью языческого и христианского начал в его произведениях, что связано с продолжением башлачевской традиции синтеза языческого дионисийства и христианского смирения. В частности, принятие православия и соответствующее изменение стилистики группы «Алиса» можно рассматривать как свое, отличное от башлачевского, разрешение вопроса о преодолении трансцендентности Всевышнего и специфике «общения» с Ним.
В контексте изучения диалогической природы рок-произведения обращение к данным персоналиям связано также с принципиально различными формами взаимодействия с аудиторией, отношения к слову, специфике диалогичности произведений и взаимодействия с «ты» и «Ты» у каждого из них. Так, Башлачеву присуще бардовское сольное (без группы) исполнение; Дягилева выступала и как бард, и с группой, однако, не являясь лидером последней; наконец, Кинчев – бессменный лидер рок-группы «Алиса».